Сайт "МОСКОВСКИЕ ПИСАТЕЛИ" Гимн РФ
История создания
С.Михалков Тексты
Документы

Фото 1939 года

С.В. Михалков

13 марта 1913 - 27 августа 2009

Три Гимна в ХХ веке

История создания

 

 


Текст Гимна новой России

Тексты Гимнов СССР 1943 и 1970


Любимому Отечеству

Летом сорок третьего года в разгар военных событий Правительство страны приняло решение о создании нового Государственного гимна СССР взамен "Интернационала", который должен был остаться партийным гимном.
     Я и мой давний друг Габо (Габриэль Аркадьевич Уреклян, выступавший в печати под псевдонимом Г. Эль-Регистан) большую часть времени находились на фронте и лишь наездами бывали в Москве. Габо останавливался в гостинице "Москва", я - на своей квартире.
     Зайдя как-то в ресторан "Арагви" за "подкреплением", я встретил там группу известных московских поэтов. Товарищи собрались в ресторане пообедать после "важного" совещания у К. Ворошилова.
     - Что за "важное" совещание? - поинтересовался я.
     - Будет создаваться новый Гимн Советского Союза. Объявлен конкурс на лучший текст! - последовал ответ. - Были приглашены все "песенники"!
     По возвращении в гостиницу я поделился этой новостью с Габо.
     - Но почему же не пригласили меня? - не без некоторой обиды задал я вопрос своему другу.
      - Ты же сам сказал, что пригласили "песенников", а ты детский поэт! - ответил Эль-Регистан.
     - Но я же все-таки сочинил несколько песен! - возразил я...
     В ранний утренний час следующего дня звонок в дверь поднял меня с постели. На пороге стоял Габо.
     - Мне приснился сон, что мы с тобой стали авторами Гимна! - прямо с порога заявил он. - Я даже записал несколько слов, которые мне приснились!
     Габо протянул мне гостиничный счет, на котором я прочитал: "Великая Русь", "Дружба народов", "Ленин"...
     "А почему бы нам действительно не попробовать свои силы? - подумал я. - Ведь не боги же горшки обжигают?"
     Но как пишутся гимны, никто из нас двоих не знал. Каково должно быть его содержание? Какую стихотворную форму лучше избрать?
     Первым делом надо заглянуть в энциклопедию.
     "Гимн - торжественная песнь... Гражданская молитва народа..."
     Содержание? Надо взять за основу Конституцию СССР.
     Стихотворный размер? Мы вспомнили часто звучавший по радио "Гимн партии большевиков" со словами В. И. Лебедева-Кумача на музыку А. В. Александрова. Решили взять за основу стихотворного размера первый куплет этой торжественной песни.
     Мы принялись за работу. Я сочинял, Габо вносил предложения, редактировал формулировки.
     Сказано - сделано.
     Сочиненный текст послали по почте Дм. Дм. Шостаковичу.
      Вернувшись из очередной поездки на фронт, мы узнали, что великий композитор написал музыку на наши слова и что все варианты текстов и музыки, представленные на рассмотрение высокой комиссии по главе с К. Ворошиловым, в самом разнообразном исполнении еженедельно прослушиваются комиссией в Бетховенском зале Большого театра СССР.
      Нам удалось попасть на одно из них.
Правительственная комиссии после очередного прослушивания выносила свое предварительное суждение: "Представленные варианты Гимна пока не отвечают необходимым требованиям. Надо продолжать работу".
      Не имея возможности находиться в Москве, мы снова по заданию своего командования вылетели на фронт. И вдруг получаем приказ срочно вернуться в Москву. Нас вызывают в Кремль, к Ворошилову.
      Клим Ворошилов! В нашем представлении - легендарный полководец, с именем которого связано многое в истории нашей страны: период гражданской войны, военные парады на Красной площади. Мы были тогда далеки от мысли, что не без его ведома, а подчас не без его прямого участия уходили в небытие действительно легендарные военачальники, маршалы Советского Союза, командующие армиями. Его подпись скрепляла документы, становившиеся смертными приговорами многим соратникам. Только смерть Сталина уберегла его самого от подобной трагической участи.
      Рассказывают, что однажды Сталин, испытывая на верность своего товарища по партии и по руководству страной, спросил Ворошилова:
      - Ты можешь застрелить ради меня свою любимую собаку?
      И Ворошилов на глазах у Сталина застрелил любимого пса.
      Сама судьба свела счеты с верным сатрапом Верховного Главнокомандующего.
      Ворошилов полностью оглох. В глубоком безмолвии, наедине со своими мыслями, медленно уходил он из жизни, увенчанный многими высшими наградами за подвиги, которых он не совершал. И ушел, оставив после себя недобрую память... Итак, мы в Кремле.
      - Товарищ Сталин обратил внимание на ваш вариант текстов! - говорит, обращаясь к нам, Ворошилов. - Очень не зазнавайтесь! Будем работать с вами!
      Перед маршалом на столе лежит отпечатанная в типографии книга в красной обложке. В ней собраны все варианты текста будущего Гимна СССР, представленные десятками авторов на конкурс. На 83-й странице закладка: наш текст с пометками Сталина.
      - Основа есть, - продолжает Ворошилов. - Но вот, посмотрите, замечания товарища Сталина. Вы пишете: "Свободных народов союз благородный". Товарищ Сталин делает пометку: "Ваше благородие"? Или вот здесь: "...созданный волей народной". Товарищ Сталин делает пометку: "Народная воля"? Была такая организация в царское время. В Гимне все должно быть предельно ясно. Товарищ Сталин считает, что называть его в Гимне "избранником народа" не следует, а вот о Ленине сказать, что он был "великим".
      До поздней осени мы были заняты доработкой текста. Пишем новый припев. Уточняем, переписываем заново. Всем композиторам страны предложено писать музыку на наши слова. Продолжается прослушивание вариантов музыки, но теперь уже только на наш текст.
      Пошли первые отклики. Нам приходилось слышать от собратьев по перу, что, дескать, не стоило в советском Гимне употреблять слово "Русь", поскольку это понятие архаическое, древнее и сегодня звучит диковато. Но нам казалось, что именно это слово и привлекло внимание Сталина. "Великая Русь" - понятие собирательное, в нем есть и сегодняшний день. За этим понятием стоит огромная слава и история русского народа. Как не вспомнить здесь по несомненной ассоциации некрасовские строки:
Сила народная,
Сила могучая,
Совесть спокойная,
Правда живучая.

     26 октября 1943 года в десять часов вечера состоялось очередное прослушивание музыки Государственного гимна. Мы с Эль-Регистаном сидели в пустом зрительном зале Большого театра. В правительственной ложе находились руководители партии и правительства во главе со Сталиным. Варианты Гимна исполнял Краснознаменный ансамбль песни и пляски Красной Армии под руководством профессора А. В. Александрова.
      Около двенадцати часов ночи прослушивание окончилось. Было ясно, что хоровое исполнение не дает полного представления о музыке. Принимается решение назначить еще одно прослушивание в исполнении симфонического и духового оркестра.
      Мы с Габо сидели дома за чайным столом и делились впечатлениями о минувшем вечере. Многое нам казалось необъяснимым и удивительным. В те дни в Москве проходила конференция трех великих держав. На фронте разворачивались ожесточенные сражения. Позади были Сталинградская и Курская битвы, сражение за Днепр, впереди - окончательное снятие блокады Ленинграда, освобождение Белоруссии, Советской Прибалтики, выход Советской Армии на государственную границу, начало изгнания врага за пределы СССР. Народное хозяйство прилагало героические усилия для выполнения напряженного плана. И в это время правительство уделяет столько внимания созданию Гимна Советского Союза!
      Наши размышления прервал телефонный звонок:
      - Сейчас с вами будет говорить товарищ Сталин!
      - Надеюсь, не разбудил?.. (знакомый голос с явным грузинским акцентом)... Прослушали мы сегодня гимн. Куце получается.
      - Как понять, товарищ Сталин?
      - Мало слов. Ничего не сказано о Красной Армии. Надо добавить еще один куплет. Отразить роль нашей армии в героической борьбе против захватчиков. Показать нашу мощь и веру в победу.
      - Когда это нужно? - спрашиваю я.
      - Когда напишете - пришлите. А мы посмотрим, - сухо ответил Сталин и положил трубку.
      До рассвета мы сочиняли и варьировали новый куплет Гимна. Поработав еще целый день, передали Ворошилову новое четверостишие, а заодно и несколько вариантов строф и отдельных строк нового третьего куплета.
      28 октября главный редактор газеты "Сталинский сокол", бригадный комиссар В. П. Московский, находит нас по телефону и сообщает о срочном вызове к Сталину.
      За нами послан автомобиль "Линкольн". Знакомый нам уже полковник из охраны Сталина нервничает:
      - Никак не могли вас найти! Вас ждут!
      Чекисты, а не могли найти! Въезжаем в Кремль. Подъезжаем к
одному из подъездов. У нас не проверяют документов. Проводят прямо в приемную Сталина.
      Здесь в ожидании вызова на доклад к Главнокомандующему сидят два прославленных военачальника. Мы узнаем их. Маршалы не без удивления смотрят на майора и капитана в нечищеных сапогах, навстречу которым поднимается из-за стола помощник Сталина Поскребышев.
      Указывая нам на массивную дверь с большой бронзовой ручкой, он сухо говорит:
      - Проходите. Вас ждут. Где вы пропадаете?
      В темном тамбуре между дверьми машинально крестимся и переступаем порог державного кабинета.
      На часах 22 часа 30 минут.
      У стены, под портретами Суворова и Кутузова, длинный стол для совещаний. Справа, вдали, столик с разноцветными телефонными аппаратами. За длинным столом в каком-то напряженном молчании сидят "живые портреты": Молотов, Берия, Ворошилов, Маленков, Щербаков... Прямо против нас стоит с листом бумаги в руках сам Сталин.
      Мы здороваемся:
      - Здравствуйте, товарищ Сталин!
      Сталин не отвечает. Он явно не в духе.
      - Ознакомьтесь! - говорит Сталин. - Нет ли у вас возражений? Главное, сохранить эти мысли. Возможно это?
      - Можно нам подумать до завтра? - отвечаю я.
      - Нет, нам это нужно сегодня. Вот карандаши, бумага... - приглашает нас к столу Сталин.
      Мы садимся против "живых портретов". Необычная обстановка смущает.
      - Что? Неудобно здесь работать? - спрашивает Сталин улыбаясь. - Сейчас вам дадут другое место.
      Майора и капитана проводят в комнату рядом с приемной. Приносят чай, бутерброды. Мы голодны. Сначала едим, пьем чай.
      Запев третьего куплета не ложится в размер предыдущих. Однако выход из положения есть. Множество вариантов этого четверостишия, написанные накануне, помогают нам быстро решить задачу. Но мы не торопимся. Для солидности выдерживаем время. Возвращаемся в кабинет Сталина. Маршалы в приемной все еще ждут приема у Главнокомандующего. Но тот занят: утверждается новый Гимн Советского Союза!
      После короткого обсуждения нового варианта нового четверостишия Сталин обращается к членам Политбюро:
      - Каких захватчиков? Подлых? Как вы думаете, товарищи?
      - Правильно, товарищ Сталин! Подлых! - соглашается Берия.
      - На этом и остановимся! Товарищ Щербаков, пусть этот текст отпечатают сейчас на машинке. А вы пока посидите с нами, - обращается к нам Сталин.
      Так появился куплет, в котором были строки:
      "Мы армию нашу растили в сраженьях, Захватчиков подлых с дороги сметем!.."
      В приемную мы выходим вместе с Берия.
      - А если мы вас отсюда не выпустим? - зловеще шутит кремлевский инквизитор.
      В иных обстоятельствах эта "шутка" стоила бы нам дорого.
      Очередной вариант текста был передан в ансамбль А. В. Александрова. Наиболее удачно звучала музыка Д. Д. Шостаковича и А. И. Хачатуряна. Однако имелась в виду возможность использования уже известной музыки А. В. Александрова для "Гимна партии большевиков". Куплеты нового варианта текста, кроме припева, хорошо ложились на эту мелодию, ибо авторы слов еще на первой стадии работы взяли за образец его стихотворный размер. Переписать припев в нужном размере удалось быстро.
      Итак, в соревнование вступали два варианта Гимна. Один, основной, - тот, на который писали музыку многие композиторы, и второй, как бы запасной, на музыку А. В. Александрова. Таким образом, мелодия "Гимна партии большевиков" могла стать мелодией Гимна Советского Союза.
      ...Однажды в музее Сталина в Гори меня попросили оставить запись в книге посетителей. Я написал: "Я в него верил, он мне доверял". Так ведь оно и было! Это только теперь история открывает нам глаза, и мы убеждаемся в том, что именно он, Сталин, был непосредственно повинен во многих страшных злодеяниях.
      Тиран, садист, сатана. Режиссер кровавых политических спектаклей и сам непревзойденный актер в жизни. Вождь, снискавший фантастическую любовь народных масс и уважение государственных деятелей мира. Не человек, а явление. Персонаж, достойный пера Шекспира.
      А как осмыслить, например, такой эпизод? В дни работы над текстом Гимна СССР меня разыскали на фронте и привезли к командующему фронтом генерал-лейтенанту Курочкину. Тот говорит: "Срочно звоните Ворошилову, он интересовался, где вы пропадаете?"
      Дозваниваюсь до Ворошилова, слышу в трубке: "Товарищ Сталин просит у вас узнать, можно ли изменить знак препинания в такой-то строке?"
      Естественно, я не возражал. Но что это? Блажь? Или в этом факте заключен какой-то скрытый смысл?

Фронтовая фотография С.Михалкова.

      Наступил день окончательного утверждения Гимна.
      В пустом зале Большого театра сидели оба автора текста Гимна. Это был их последний экзамен. В правительственной ложе - члены правительства и Политбюро.
      В исполнении симфонического оркестра Большого театра под управлением А. Ш. Мелик-Пашаева, военного духового оркестра под управлением генерал-майора С. А. Чернецкого, Краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной Армии под управлением А. В. Александрова один за другим звучат для сравнения гимны иностранных держав, исполняется старый русский гимн "Боже, царя храни!", гимны Д. Д. Шостаковича и А. И. Хачатуряна на слова С. Михалкова и Г. Эль-Регистана. Наконец, на музыку "Гимна партии большевиков" звучит отдельный вариант нашего текста с новым припевом. Этот вариант и утверждается правительством.
      Авторов приглашают в гостиную правительственной ложи. Здесь руководители партии и правительства. Кроме тех, с кем мы уже встречались за последнее время, присутствуют В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, А И. Микоян, Н. С. Хрущев. Здесь же М. Б. Храпченко - председатель Комитета по делам искусств, дирижеры А. Ш. Мелик-Пашаев, С. А. Чернецкий и А. В. Александров, композитор Д. Д. Шостакович.
      В гостиной щедро накрыт стол.
      - Ну что же, по старому русскому обычаю надо "обмыть" принятый Гимн! - говорит Сталин и приглашает всех к столу. Меня и Эль-Регистана он сажает по правую и левую руку.
      Здесь рассказ следует продолжать в форме диалога.
      Регистан (пытается положить на тарелку Сталина кусок ветчины). Разрешите за вами поухаживать, товарищ Сталин?
      Сталин (отодвигает свою тарелку). Это я за вами должен ухаживать, а не вы за мной. Здесь я хозяин... Кстати, кто вы по национальности?
      Регистан. Я армянин.
      Сталин (с иронией). А почему вы Эль-Регистан? Вы кому подчиняетесь: муфтию или каталикосу?
      Р е г и с т а н. Каталикосу, товарищ Сталин!
      С т а л и н. А я думал, муфтию...
      Регистан (встает, поднимает бокал). Разрешите мне произнести тост?
      С т а л и н. Разрешаем.
      Регистан. Я хочу поднять этот бокал за тех, кто с нами работал: за товарища Ворошилова, за товарища Молотова и, наконец, за товарища Сталина...
      Щербаков (резко). С этого надо было начинать!
      Регистан (растерянно). Я хотел сказать...
      .Сталин (перебивает Регистана). Разрешите мне реплику? У Чехова есть рассказ про купца, который больше всех пожертвовал на храм, а его фамилию в газете написали последней. Купец обиделся. Я не купец... Продолжайте, товарищ Регистан!
      Регистан (оправдываясь). Я хотел назвать по порядку тех, кто с нами работал...
      Сталин (обращаясь ко всем). Мы приняли новый Гимн страны. Это большое событие... Александр Васильевич Александров создал в свое время музыку "Гимна партии большевиков", которая больше всего подошла для Гимна Советского Союза. (Обращаясь к Шостаковичу.) Ваша музыка звучит очень мелодично, но что поделать, Гимн Александрова более подходит по своему торжественному звучанию. Это - Гимн могучей страны, в нем отражена мощь государства и вера в нашу победу... Товарищ Щербаков! Нам, видимо, надо принять постановление Совнаркома? И назначить день первого исполнения Гимна. Мы можем успеть дать команду нашему радио исполнить Гимн в новогоднюю ночь?
      В ночь на Новый, 1944 год по Всесоюзному радио прозвучал новый Гимн Советского Союза. Он прозвучал мощной здравицей в честь советского народа, армия которого освобождала оккупированную территорию и ломала хребет фашизму.
      Мог ли я тогда думать, что спустя двадцать семь лет (1970 г.) мне придется по решению новых руководителей партии и правительства убирать из текста Гимна имя Сталина и вносить в него другие коррективы? А спустя еще двадцать лет (1990 г.) читать в советских газетах нелестные замечания в мой адрес и рекомендации, предлагающие заменить текст Гимна как не соответствующий по своему содержанию политике партии и государства? Нет, этого я предвидеть не мог! Впрочем, действительно, какая уж сегодня "дружба народов"? Какая "сила народная"? Какой "союз нерушимый"?
      В год создания Гимна СССР мне было 30, а Г. Эль-Регистану - 45 лет.
      Невысокого роста, стройный, худощавый, Эль-Регистан был олицетворением стремительной энергии и искрящегося жизнелюбия. Но близкие друзья знали, какие огромные физические нагрузки выдерживали его по-мальчишески хрупкие плечи, какое огромное эмоциональное перенапряжение выдерживало подчас его неугомонное сердце.
      Армянин по национальности, он родился в Самарканде 15 декабря 1899 года.
      Журналистом Эль-Регистан был выдающимся. Недаром Алексей Толстой в одной из своих статей включил его в тройку лучших журналистов страны.
      Мы были близкими друзьями, такими, о которых говорят, что они и часа не могут обойтись друг без друга. И все-таки я видел его урывками. Он стремительно врывался в мой дом, бросал на тахту какой-нибудь необычный сувенир - расплющенную о скалу пулю басмача, привезенную с памирской пограничной заставы, или обломок фюзеляжа самолета Молокова, на котором они совершили вынужденную посадку во льдах в районе Таймыра, обрушивал на нас лавину блестящих рассказов о своем недавнем путешествии и, не успев их даже записать в блокнот, снова куда-то спешил - убегал, уезжал, улетал.
      За те короткие двадцать лет, что отпустила ему жизнь на творчество, он написал десятки рассказов, очерков, фельетонов, которые чуть ли не ежедневно появлялись во всех газетах Средней Азии и во многих центральных газетах и журналах. В них бился пульс времени; они были убедительно достоверны; в них всегда присутствовал автор - не только очевидец, но и участник событий.
      Беломорканал, Балхаш, Караганда, Кузбасс, Магнитка, Сталинградский тракторный, Уралмаш, Сибмаш - таким был главный репортерский маршрут Эль-Регистана.
      Его полеты на Север дали книги "Необычное путешествие" и "Следопыты далекого Севера". Тянь-шанские впечатления легли в основу сборника "Стальной коготь". 30-е годы принесли Эль-Регистану книги очерков "Большой Ферганский канал" и "Москва - Каракум - Москва", фильм "Джульбарс". Только один раз он позволил себе не отрываться от письменного стола целых два месяца. Это было, когда мы трудились над текстом Государственного гимна Советского Союза. Я часто вспоминал это время, работая над новой его редакцией.
      Умер Габриэль Эль-Регистан совсем молодым - в сорок пять лет. Его смерть была тем более нелепа, что он прошел невредимым всю войну - от первых ее дней до последних. Прошел не только как военный корреспондент, но и как беззаветно храбрый офицер, всегда стремившийся попасть первым туда, где было особенно трудно. Лишь фронтовики могут в полной мере оценить его боевой путь. Болота Калининского фронта, горящие леса и нивы Западного. А потом победное наступление наших войск: Третий Украинский фронт - с ним он прошел от Сиваша до Черного моря; Третий Белорусский - от советских войск - Румыния и Венгрия.
      Вот таким был мой соавтор по работе над Гимном.
      Далеко позади остались военные годы. Но каждый раз, приходя к
      Вечному огню у Кремлевской стены, зажженному в память о Неизвестном солдате, я думаю о своих друзьях, оставшихся на полях сражений, и гляжу на свои строки, что выбиты на граните: "ИМЯ ТВОЕ НЕИЗВЕСТНО, ПОДВИГ ТВОЙ БЕССМЕРТЕН". Когда я сочинял эти слова, я испытывал чувство великой благодарности к миллионам наших людей, отдавших жизнь за будущее всей земной цивилизации.
      И вот в одночасье развалилась Советская империя! Нет больше государства с названием СССР! Рухнул "Союз нерушимый", похоронив под своими обломками, казалось бы, незыблемые структуры партийно-государственного аппарата с его равнодушной к судьбе человека правоохранительной и карательной системой, прогнившей экономикой, "развитым социализмом" и призрачными коммунистическими идеалами.
      12 июня 1991 года хозяином Московского Кремля стал первый Президент России, бывший кандидат в члены Политбюро КПСС - Борис Николаевич Ельцин.
      Кремлевские куранты отбили последний час СССР. В предновогодние дни 1991 года с купола Кремлевского дворца был спущен Государственный флаг бывшего Советского Союза. На его место взмыл в ночное небо флаг России - трехцветное знамя моих предков, верой и правдой служивших под ним Российскому государству.
-------------------------------
      Из книги С. В. Михалкова "Я был советским писателем". М., 1995.


Г. Эль-Регистан, А. Александров, С. Михалков. Фото 1943 г.
Текст Гимна новой России

Тексты Гимнов СССР 1943 и 1970

Сайт "МОСКОВСКИЕ ПИСАТЕЛИ" Списки
Произведения
Союзы
Премии
ЦДЛ
Альбомы
Хобби


ТИТУЛ

Вверх

 

© сайт "МП".

Rambler's Top100 Rambler's Top100